?

Log in

No account? Create an account

ПРОГУЛКА В ВЫХОДНОЙ

День выдался исключительно ясным и солнечным. Выяснив у директора клуба, что нынче  могу быть свободным, я, конечно же, не теряя времени,  устремился на этюды, благо всё необходимое было с собой.
  Вокруг меня  цвели травы и пели птицы. Спускаясь по широкой грунтовой дороге к Волге, я наслаждался летним днём, а также радовался тому, что не везде ещё вырос неприятный местный сорняк – борщевик, с которым я уже имел неосторожность недавно «пообщаться».
 Когда прямая  дорога  наконец  свернула среди домишек влево, к какому-то предприятию, мне пришлось остановиться, так как я рисковал попасть в тупик. В это время на обочине я заметил немолодую женщину, возившуюся с цветами. На мой вопрос, где  бы мне выйти к Волге, она сразу же  указала направление, и я уверенно зашагал по горячей грунтовке  направо. Миновал какие-то распахнутые ворота… За ними справа был дом с небольшим припаркованным  автомобилем  перед ним. А впереди явно маячила  Волга. Да вон она уже, за кустиками! Надо только обойти эти грядочки с картошкой… Но не тут-то было – впереди возник забор из сетки, и я пошёл вдоль него, не видя из-за кустов, где он заканчивается.  Слева – павильончик, справа – теплица. Иду дальше. И тут из-за правого плеча слышу голос: «А что это ты тут делаешь-то?» Из теплицы внезапно показался  сивый детина лет тридцати, в майке и  шортах. «Извините, перепутал, - предугадывая возможность стрельбы дробью по движущейся цели, я вмиг  развернулся на 180 градусов, и устремился назад к воротам, объясняя всё на ходу,  - мне там женщина сказала, что здесь можно к Волге выйти…» «По моей картошке! – неистовствовал хозяин теплицы, - здесь ты никуда не выйдешь!»


   С неприязнью косясь на дом, и всё ещё подспудно  ожидая заряда дроби в спину, я выскользнул из ворот, а затем  благополучно обошёл злополучный двор слева. После чего, вполне успокоившись и миновав какие-то развалины, через пару минут выбрался на берег. Там рос молодой одинокий борщевик. Я, не торопясь, расправился с ним. И ополоснул руки в великой реке.
  Теперь путь мой лежал вправо -  вдоль неё, по почти невидимым тропинкам,  мимо зарослей кустов и через поляны  благоухающих трав. Хорошо, что борщевика на моём пути не было, а то это не дало бы мне возможности продвигаться вперёд. Ныне же, чувствуя себя в некоторой степени Робинзоном Крузо, я прокладывал новые для себя пути. Несколько минут спустя я уже был на той поляне, где два года тому назад, также в июне,  мы  вместе с другими работниками клуба устроили великолепный пикник, с шашлыками и бадминтоном. Вспоминаю ещё собаку, которая тогда ласково смотрела на нас, и выпрашивала мясо, что, в общем-то, ей удавалось, благо народ у нас добрый. Мне подумалось, что, наверное, и тот сивый парень из теплицы тоже добрый, просто момент оказался уж очень неудачный…  Да, безымянной собаке в своё время повезло больше, чем «везёт» иногда некоторым людям.


  Поляна предстала передо мной расчищенная, без каких-либо следов борщевика (но он виднелся в отдалении), с добротными  столиком и стулом. Правда, ими я не воспользовался, а предпочёл побыстрей  раскинуть свой   этюдник, потому что отсюда открывался великолепный вид на долину Волги с Вознесенским собором и Казанской церковью. Да, красив наш Ржев! Особенно летом. Да и не только летом, а всегда.




Довольно-таки  быстро я написал два этюда, один – с собором и церковью, а второй – с берёзами и цветущими травами. Во втором случае вышло контрастно: берёзы в тени, а травы  сияют на солнце. А как они пахли!

Мимо прошёл рыбак, толстенький и понурый. Возможно, сегодня он ничего не поймал, и в своих горестных думах о том, что ухи теперь не будет, меня почти что не заметил. Затем вскоре  с высокого берега  съехал  внедорожник, хозяин его стал рыбачить, а прибежавшие за ним мальчишки начали купаться. До них было метров двести. К этому времени я уже всё закончил, и, сложив этюдник,  вышел из тени развесистых берёз в направлении внедорожника, и, вскоре  миновав и его, и мальчишек, шествовал  извилистыми  тропами, вновь чувствуя себя первооткрывателем. Там, где были ребята, оказывается, у берега притаился солидных размеров остров. А в протоке между ним и берегом, в неглубокой воде,  они  и купались.


  Тропинка, по которой я шёл, до острова бывшая довольно ровной, вскоре приобрела совсем иные повадки - стала петлять не только вправо-влево, но и вверх-вниз, один раз даже ухитрившись завести меня в кусты, где оказался весьма  милый  тупичок с диваном и креслами.


Уголок был уютный: своего сивого детины здесь не оказалось (возможно, был на рыбалке), и вообще здесь никого не было, и так ласково  смотрели угольки погасшего костра… Они будто говорили: «Посиди, путник! Вдохни в нас жизнь!» Но мой путь был далёк, и, не без сожаления покинув столь  гостеприимный угол, я устремился дальше по тропинке, которая быстро привела меня к самой воде, чтобы тут же увести от неё, и, взбираясь всё выше, позволить взобраться на значительную высоту. А потом – снова вниз, да так круто, что в некоторых местах на тропе были даже ступеньки, заботливо вырезанные в глине неким  доброжелателем - их наличие в значительной мере  облегчало спуск. 
Миновав пару рыбаков, а также небольшие «рощицы» разрастающегося и вконец обнаглевшего борщевика, тропинка наконец перестала «подпрыгивать», и дальнейший свой путь я проделал не напрягаясь. Так вышло, что конечной точкой путешествия стал тот самый собор, который был запечатлён на моём этюде. Когда пологая широкая тропа возносила меня к нему, я, конечно, иногда останавливался и делал снимки. Всё выше и выше… Наверное, это самый высокий берег в нашем городе. Возле Нового моста, думается мне, высота всё же поменьше. Рыбаки внизу (уже другие) казались мне игрушечными. Но поднадоевший  борщевик рос и здесь, наверху. Всё-таки надо с ним что-то делать! Он не только очень большой и неприятный с виду, но и жжётся - могу руку показать, если кого заинтересует.
Вскоре, вскочив на остановке в подошедший автобус, я на время попрощался с этими живописными местами - надеюсь, что ненадолго.
                                                                                                                      Всеволод Глущенко




             АНО СОШ «Православная школа «Спас»







                                                ПРОЕКТ
                              «ОДНА ВЕРА НА ДВОИХ»






Выполнил:
Спивак Даниил
ученик 2-го класса
Руководитель работы:
Грицык Диана Валентиновна


                                         Москва, 2018 год.

Содержание

  Введение
  ПРАВОСЛАВНЫЕ  ТРАДИЦИИ  ГРЕЦИИ, КИПРА И РОССИИ

  1. Календарь: а когда у Вас Рождество?


  1. Каким должен быть купол храма?


  1. Все ли православные носят нательные кресты?           


  1. Святые источники: окунаться или нет?


  1. Стоять или сидеть во время службы?


  1. Подсвечники: песок или металл?


  1. Женщины в храме: покрывать ли голову?


  1. Кто поёт в храме?


  1. Что подарить за чудо?


  1. Огонёк для путника?









Введение
   Как известно, русские и греки – единоверные народы. Греция  считается наследницей Византии, от которой Русь приняла не только веру, но и книжность и культуру.
   Казалось бы, православные традиции в Греции, на Кипре и в России должны совпадать. Но есть ряд особенностей, которые отличают греческое благочестие от русского. В данном проекте я попытаюсь найти эти отличия и подробно их изучить.
Цель исследования: найти отличия в культурах православных церквей, путешествуя по Греции, Кипру и России. Сфотографировать их и узнать историю возникновения.
Для достижения цели предполагается решить следующие задачи:
  •посетить храмы, монастыри и святые места Греции, Кипра и России,    найти отличия, изучить историю и обычаи; 
  •сделать фотоотчёт;
  •создать плакат;
  •создать презентацию и выступить с ней
Проблема: православие в России и Греции – одна вера? 
Гипотеза: некоторые отличия в церквях Греции, Кипра и России не мешают им быть единоверцами.
Предполагаемый результат: в ходе реализации проекта я  лучше познакомлюсь с русской и греческой православными церквями, узнаю их отличия и особенности, а, впоследствии, могу объяснить разницу между ними другим.
Объект исследования: православная греческая и русская церкви.
Предмет исследования: обычаи православной культуры  Греции, Кипра и России.
Методы исследования и средства:

  • изучение и анализ;

  • сбор информации у местных жителей, а так же в интернете и библиотеках;

  • анализ полученных сведений;

  • индивидуальная и совместная работа с родителями;

  • создание конечного продукта (плакат).

Этапы работы над проектом:

  1. Подготовительный


  • выбор темы проекта;

  • определение целей и формирование задач проекта;

  • определение названия проекта; обсуждение плана работы; возможных источников информации; ожидаемых результатов.


  1. Поисково-исследовательский (реализация плана)


  • работа по сбору информации;

  • сбор и систематизация материалов;

  • оформление материалов;

  • создание плаката.


  1. Завершающий


  • создание презентации и выступление с ней;

  • рефлексия (доработка проекта с учётом замечаний и предложений);

  • анализ выполненной работы и выводы.


 ПРАВОСЛАВНЫЕ ТРАДИЦИИ ГРЕЦИИ, КИПРА И РОССИИ

   1.     Календарь: а когда у Вас Рождество?
   В Греции  и на Кипре принят новый стиль — православный новостильный юлианский календарь (он совпадает сейчас с католическим григорианским).       
    В юлианском календаре рассчитано то, что Воскресение Христово должно происходить после иудейской Пасхи-Песаха, как это и было в действительности. Григорианский календарь, которого придерживаются католики, уже не обращает внимание на это, и католическая Пасха там часто бывает до иудейской.
   Новый стиль юлианского календаря приведен в соответствие с астрономической действительностью – 14 дней разницы накопились за несколько веков его употребления. Поэтому все церковные праздники в Греции и на Кипре на 14 дней раньше их российских аналогов – в том числе и Рождество 25 декабря, в России же 7 января. Но вот период предпасхальный и великий пост начинаются в одно и то же время и у новостильцев и у старостильцев – Пасха и послепасхальная неделя всегда совпадают.
   Ввод Григорианского нового календаря начался католической церковью с 1582года, принимался в разных странах Европы в разное время и был практически закончен к началу 20 века.
   Восточные поместные православные церкви никогда его не принимали. Но к 20-му веку светская власть уже по всей Европе приняла новый астрономический календарь, приведенный в соответствие с астрономической действительностью.
   Принимая во внимание сложившуюся ситуацию, поместные православные церкви создали в 1919 году комиссию, которая приняла решение возложить ответственность о решении вопроса об обновлении календаря на «первый среди равных»  Константинопольский престол. В Греции церковь продолжала использовать старый юлианский календарь, но когда в 1923 году королевским указом был введен новый календарь, было принято решение об обновлении юлианского календаря и приведении его в соответствие с астрономической действительностью – не касаясь расчета Пасхалии, который оставался прежним.
   Константинопольский престол согласился с этим решением и в 1924 году Константинопольский Патриарх Григорий VII опубликовал решение о переходе своей церкви на новоюлианский календарь. Некоторые поместные церкви сразу приняли решения о переходе на новоюлианский стиль, некоторые – остались на староюлианском.
   Элладская Церковь живет по новоюлианскому календарю, поэтому все непреходящие  праздники проходят на 14 дней раньше, чем в РПЦ. Одинаковыми являются даты переходящих праздников, таких как Пасха, Вербное Воскресенье и Троица.
   Но есть в Греции уникальное место – Святая Гора Афон, где придерживаются старого юлианского календаря. Все праздники на Афоне совпадают с праздниками Русской Православной Церкви.

    2.    Каким должен быть купол храма?
     Первое, что бросается в глаза в Греции и на Кипре - это отличия в архитектуре храмов. Здесь вы не увидите привычных золотых куполов-«луковок».  Храмы в Греции  построены в византийском стиле.  Купола в таких храмах шлемовидной – сферической формы. Шлемовидными покрытиями чаще всего называют специфическую форму купольных покрытий с килевидным верхом, близкую к форме древнерусского шлема. Так же в Греции и на Кипре никогда не увидеть церковь с позолоченными куполами – здесь купола или окрашиваются или выкладываются из черепицы.
   В России преимущественно используется купол – «луковица». Он имеет выпуклую форму, плавно заостряющуюся на вершине, похожую на луковицу. Они имеют больший диаметр, чем основание, на котором они установлены, а их высота обычно превышает ширину. Цвет куполов чаще всего золотой, но бывают чёрные, голубые и разноцветные.

    3.    В
се ли православные носят нательные кресты?
    Второе отличие, которое сразу же бросается в глаза - это то, что греки не носят нательные кресты. В Греции и на Кипре, в отличие от России, так и не сформировалась традиция носить нательный крест. В Русской Церкви нательный крестик надевается на шею человека во время таинства крещения и носится потом всю оставшуюся жизнь. Но если внимательно посмотреть текст чина крещения, там нет никакого упоминания о том, что на шею крестившегося нужно повесить крест. Этот благочестивый обычай  появился у нас сразу после Крещения Руси.
   Ношение нательного креста стало в нашей стране  видимым выражением слов Христа – «кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». Но была и политическая причина. Язычество на Руси жило еще несколько веков после события Крещения, несмотря на гонения, которые на него устраивала тогдашняя власть. Ношение нательного креста было показателем – принял человек крещение или нет.
   В Греции, которая стала христианской страной значительно раньше России, ситуация была несколько иной. Практически все первые христиане в Греции прошли через языческие гонения. Многим из них римские власти выжигали крест на груди в качестве наказания за верность Христу и нежелание признавать императора богом. Потом, когда гонения стали менее суровыми, греческие христиане стали подражать первым мученикам и начали делать себе татуировки на груди в виде крестов. Носить крест на шее они опасались – язычники могли сорвать его и осквернить. 
   Греки же, отказавшись от изображения креста на груди, так и не приняли традицию носить крест на шее. Православные греки рассуждают так – во время крещения их, как и всех православных, крестообразно помазывали святым миром. С этого момента они несут на себе духовный крест, печать благодати, видимого подтверждения для него не требуется. Таким образом, наша и греческая традиции друг другу не противоречат и позволяют под разным углом взглянуть на подвиг христианской жизни.

 4.   
Святые источники: окунаться или нет?
    Омовение в водах  издревле было символом перерождения, очищения.
   В Христианской традиции, вода является одной из стихий, с которой связаны важнейшие священнодействия христианской Церкви. В России бесчисленное множество святых источников.
   Купание в источниках, освященных церковью, всегда было любимым обычаем русского народа. Погружаясь в целебные воды люди, получали ощущение ни с чем несравнимой радости, а в особых случаях и исцеление от болезней души и тела.
   Погружаться в источник можно в любое время года. Главное правило: помнить, что источник святой, поэтому, чтобы получить пользу от такого купания нужно совершать его с верой и молитвой. Это самое главное отличие погружения в источник от "моржевания". Так же в России принято набирать много воды из святого источника, всегда можно встретить людей с огромным количеством набранной воды.
   В Греции и на Кипре традиции купания в источниках нет. Здесь вы не найдёте ни одной купели. Святые источники – небольшие струйки воды в которых прихожане могут ополоснуть руки и умыть лицо. Воду из святых источников греки совсем не набирают, а для паломников из России выдают малюсенькие бутылочки. Традиция окунаться в Греции и на Кипре есть только на крещение. В этот великий праздник греки устраивают целые заплывы в освящённой морской воде.

 5.   
Стоять или сидеть во время службы?
    В каждом греческом храме стоит очень много скамеек, что делает его немного похожим на католический. Большую часть службы прихожане сидят, поднимаясь во время важных литургических моментов. В элладской церкви разрешено сидеть во время службы в силу климатических условий. В Греции и на Кипре прихожане часто падали в обморок от жары и духоты. И поэтому было принято решение установить скамьи и часть службы сидеть. В этом случае греки наиболее полно придерживались  мысли, которую в 19 веке высказывал и Св. Филарет Московский — «Лучше думать о Боге, сидя, чем о ногах, стоя». 
   В России же придерживаются традиции стоять во время службы. Сидеть разрешается совсем немощным прихожанам (старикам, беременным и больным людям).

  6.    Подсвечники: песок или металл?
   В Греции и на Кипре принято использовать в храмах подсвечники с песком. Подсвечники с песком просты и в эстетическом, и в бытовом смысле. Песок убирать гораздо легче, его можно выкинуть и засыпать новый, и в него намного проще вставлять свечи. Так же, вы не найдёте подсвечников перед иконами в храме, нет  и свечных лавок. Свечи ставят в притворе, где есть вытяжка (особенно это актуально для древних церквей с фресками). Свечи берут из специального ящика и оставляют пожертвования на своё усмотрение.
   Когда же в России начали строить храмы, было очень сильное желание сделать все очень красиво. Металлические подсвечники — один из примеров проявления такого стремления. Они, может быть, и красивые, но довольно неудобные: их постоянно приходится чистить. В русском храме можно встретить много подсвечников у разных икон и мощей.

  7.  
Женщины в храме: покрывать ли голову?
   Когда вы придёте на  богослужение в Греции или на Кипре, то сразу же заметите отличие между русскими прихожанками и прихожанками-гречанками. 
   Гречанки почти никогда не носят в храме платков на голове. Если в греческом храме вы увидите женскую голову, покрытую платком, знайте – это либо россиянка, либо престарелая гречанка-вдова.
   Но если вы вспомните историю Греции и Кипра,  всё сразу станет на свои места…. 
    Православные гречанки к платкам испытывают настоящее отвращение еще со времен турецкого владычества. Четыреста лет исламские власти пытались заставить греческих женщин покрывать голову подобно мусульманкам. Терпя муки и гонения, гречанки отстаивали свою веру. И сегодня, когда Греция и Кипр, наконец, избавилась от турецкого ига, никто и ничто не может православных гречанок заставить надеть платок. Уж очень им не хочется быть похожими на мусульманок.

  8.  
Кто поёт в храме?
   Кто поет в храме? Для России – довольно странный вопрос. Всем понятно, что в храмах за богослужением у нас поют специальные хоры. Иногда эти хоры состоят исключительно из мужчин, иногда – из женщин. Но самая распространенная ситуация у нас – смешанные хоры, включающие в себя одновременно и мужчин, и женщин.
   Когда-то, до революции, в российских храмах имели право петь только мужчины. Женщины до участия в хорах принципиально не допускались. Женские церковные хоры имелись в те времена только в женских монастырях. Все изменилось после революции. Немногочисленными прихожанами православных храмов в России остались тогда только женщины или бабушки. Они, в итоге, и стали петь во время службы.
   В Греции и на Кипре такого не произошло. То есть там не возникло ситуации, когда до определенного момента храмы были полны людьми, а после – почти полностью опустели. Традиция принадлежать к Православной Церкви передавалась в Греции и на Кипре из поколения в поколение. 
   В Греции и на Кипре имеются особые церковные певцы и чтецы, которые называются псалтисами. Псалтисами могут быть только мужчины. Обычно это очень солидные, немолодые уже греки, обладающие незаурядными голосовыми качествами. Для особой торжественности псалтисы надевают на службу рясы – широкие облачения, которые священники носят в повседневной жизни. Этим они показывают, что являются частью клира, то есть принадлежат к разряду особых церковных служителей.
   В Церквах греческой традиции женщины к пению во время службы отношения не имеют. Встречаются иногда на греческих приходах женские или смешанные хоры, но это расценивается прихожанами как нововведение и не одобряется. 
   Псалтисы – это настоящая каста. Нельзя просто так стать псалтисом. Даже если обладаешь красивым и сильным голосом. Псалтисы отлично знают службу, прекрасно ориентируются в богослужебных книгах. А еще они обладают потрясающим слухом и потому – в совершенстве владеют искусством византийского пения, которое значительно сложнее славянского. Поэтому каждый псалтис на греческом приходе уважаем и ценим, почти как священник.

  9.  
Что подарить за чудо?
   Как правило, ювелирные украшения вешают на особо чтимые иконы в благодарность за исцеление или помощь в каком-то деле. В России чудотворные иконы часто бывают украшены кольцами, цепочками, золотыми крестами, которые люди отдают в церковь в знак благодарности за исцеление. 
   В Греции эта традиция настолько распространена, что неподалеку от храмов с чудотворными образами есть специальные лавки, где продают различные серебряные пластинки. На пластинке с помощью чеканки выбиты разные рисунки: младенец, обручальные кольца, дом, глаза, руки, ноги, причем даже есть правая и левая. 
   Человек в любой момент может купить нужную ему пластинку и  повесить её на икону, выражая свою благодарность. Так же есть особые дары например около некоторых чудотворных икон можно увидеть восковые руки и ноги, головы младенцев.

  10.
Огонёк для путника?
   Путешествуя по Греции и Кипру замечаешь, что вдоль дорог постоянно встречаются маленькие «домики-храмики» называющиеся проскинитари. Для чего же они нужны? 
   Легко догадаться, что они ставятся в память о погибшем на этом месте в автокатастрофе человеке. Такая же традиция есть и в России, но вместо проскинитари ставятся кресты, чтобы люди проезжающие мимо могли помолиться за душу умершего. 
  Но в Греции не всё так просто, традиция ставить вдоль дорог проскинитари возникла задолго до появления первых автомобилей. Для чего же они были нужны в древности? 
   С появлением христианства в Греции появилось большое количество паломников по святым местам. Люди неделями переходили от одной святыни к другой. В дороге им требовался огонь, еда и вода. Поэтому возникла традиция ставить проскинитари, в которых путник всегда мог найти зажжённую лампадку, просфору, святую воду.


    Выводы
        Изучив особенности греческих и русских православных традиций, я понял, что наши и греческие обычаи друг другу не противоречат и позволяют под разным углом взглянуть на подвиг христианской жизни.







Список литературы

  1. Журнал  « Фома», 04.2016


  1. Интернет ресурс www.pravmir.ru


  1. Журнал  «Славянка», 03.2014

















СПЕКТАКЛЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ

 22 апреля в 15:00 в МУ "Клуб Текстильщик" (г. Ржев)  состоится показ детского спектакля «Заколдованный мальчик» любительского объединения «Театрал» по мотивам сказки Вильгельма Гауфа «Карлик Нос»!
   Спектакль будет проходить В РАМКАХ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ АКЦИИ "БЕЛЫЙ ЦВЕТОК"!
   Спектакль поставлен с участием ансамбля танца «Серпантин» (руководитель Матвеева Е. Н.), театра моды «Иллюзия» (руководитель Родионова Д. А.), и студии современного эстрадного танца «Мэджик» (руководитель Александрова О. В.). Автор сценария - Всеволод Глущенко.
   Будем рады видеть вас!











Сквозь времена

ЧЕКАНОВ ЧИТАЕТ СТАЛЬСКОГО

Юноша:
Такими ножками ходить
Не надо, золотко мое!
Такие яблоки носить –
Бравада, золотко мое!

Девушка:
Своими ножками ходить
Я рада, золотко мое.
Зачем мне яблоки носить?
Нет сада, золотко мое.

Юноша:
Давно мое житье-бытье
Летит к судьбе на острие.
Сердечко нежное твое –
Награда, золотко мое.

Девушка:
Эй, не смеши людей, постой!
Желаешь глупой речью той
Меня увлечь? Карман пустой –
Преграда, золотко мое!

Юноша:
О, не губи надежд земных!
Хочу быть жертвой уст твоих,
Лань молодая, глаз моих
Услада, золотко мое!

Девушка:
Как люди делают? Плати
И замуж предлагай идти.
Тогда не будет на пути
Разлада, золотко мое.

Юноша:
Прекрасных глаз не опускай,
Взгляни в упор, надежду дай,
Верни мое сердечко в рай
Из ада, золотко мое...

Когда созданы эти строки? Не сегодня ли? Ведь всё, о чем говорят влюбленные, так близко и понятно современным молодым людям...
На самом деле этот повторяющийся из века в век диалог был сочинен 120 лет тому назад великим поэтом Дагестана, лезгином Сулейманом Стальским. А на русский язык стихотворение «Влюбленные» перевел современный русский поэт Евгений Чеканов, живущий в Ярославле.
Впервые этот перевод увидел свет в книге «Сулейман Стальский. Новые переводы», выпущенной в 2014 году Ярославской региональной лезгинской национально-культурной автономией. И чудесные строки не остались только на бумажных страницах. Созданные больше века тому назад, они продолжают жить, находя отклик в сердцах представителей нового поколения.
Яркое свидетельство тому – недавняя встреча Евгения Чеканова со студентами Ярославского колледжа культуры, организованная при активном участии ЯрЛНК на базе ярославской библиотеки имени Чехова. Судя по откликам в социальных сетях и на различных интернет-ресурсах, эти стихи великого Сулеймана волнуют молодежь и сегодня. Так оно и должно быть. Ведь подлинная поэзия никогда не умирает, проходя сквозь века и народы.
На фото Елены Беловой – моменты встречи в библиотеке имени Чехова. А выложенный в YouTube ролик запечатлел фрагменты чтения Евгением Чекановым его перевода бессмертного стихотворения Сулеймана Стальского.
https://www.youtube.com/watch?v=9blxaxbTRFo


Собст. инф.
  В предыдущем материале я попытался дать понятие «души в живописи», но так и не написал о собственной жизни картины.  Да, действительно,  выдающееся  полотно вполне способно «жить своей жизнью»: вдохновлять граждан на какие-то решительные поступки, а художников – на создание собственных творений, о нём пишутся стихи, статьи, книги, сценарии, слагаются легенды… В нём ищется то, чего художник, может быть, даже и не подразумевал при его создании. На эту тему защищаются диссертации и снимаются фильмы.    
  Вот так я себе это вкратце представляю. Да, ещё есть такой показатель: если картину «цитируют» (1. Илья Глазунов, картина «Закат Европы», здесь справа – «цитата» из картины Веронезе), то это тоже говорит о её богатой и самодостаточной «жизни».
  Но на этот раз тема моего рассказа иная. Я хотел бы пояснить, чем собственно картина отличается от этюда. Многие, наверное, слышали, что большинство художников  «ходит на этюды», и, наверное, знают, что это означает работу над небольшим полотном где-то вне дома. Вообще, дословно вышеупомянутым французским  словом обозначается  подготовительный набросок для будущего произведения, то есть не обязательно это живопись, и совсем даже не обязательно пейзаж, но многие живописцы как-то привыкли употреблять это понятие по отношению к пейзажу на свежем воздухе. Хотя более точно подобную работу на улице характеризует также французское слово - «пленэр» (переводится «на открытом воздухе»).
  Итак, «этюд», в любом случае – сравнительно быстрый «набросок», со своей композицией, найденными цветовыми отношениями и колоритом.
  Картина же – это не увеличенный этюд, а сюжетное произведение. В отличие от этюда, картина не пишется с натуры, а строится, как  из кирпичиков, из накопленного материала: отработанных отдельно фигур (если они есть), пейзажных мотивов, различных предметов, зданий, которые художник, в целях наилучшего исполнения  их образа, отдельно изображал (возможно, что и многократно, в разных ракурсах). Когда автор приходит  к выводу, что части своей будущей картины он достаточно подготовил для неё, он приступает к созданию самой работы. Это дело затяжное, и может занимать месяцы и даже годы.
Для картины  «Явление Христа народу» художник Александр Андреевич Иванов исполнил свыше 600 этюдов (2, 4)  с натуры, некоторые из которых сами напоминают полноценные картины. Он работал над своим полотном в течение 20 лет (1837-1857), и о нём  знали все, кто интересовался в то время живописью.
  «Иванов называл этот сюжет «всемирным», он стремился показать всё человечество в решающий, определяющий его судьбу момент. В центре картины — фигура  Иоанна Крестителя, совершающего крещение народа в реке Иордан и указывающего на приближающегося Иисуса. Слева от Иоанна изображена группа апостолов — юный Иоанн Богослов, за ним Пётр, далее Андрей Первозванный, а за его спиной — Нафанаил, так называемый «сомневающийся». На первом плане — юноши и старцы — образ непрекращающейся жизни. В центре — богатый, отшатнувшийся от Христа, и раб, о котором Иванов сказал: «Сквозь привычное страдание впервые появилась отрада». Справа — фигура «ближайшего к Христу», в котором узнается облик писателя Н. В. Гоголя. В облике странника с посохом, сидящего неподалеку от Иоанна, художник запечатлел собственные черты» (из Википедии).
  Кроме этюдов, были и эскизы (3), являющие собой уменьшенный вариант полного сюжета. Их тоже было немало.
  Первоначальный вариант картины, как мы видим из рисунка (5), заметно отличался от конечного результата. По меняющимся эскизам зачастую можно наблюдать ход мыслей художника, подобно тому как по рукописям поэта или прозаика  мы созерцаем его творческий поиск. Вспомним хотя бы «четырёхэтажные» зачёркивания Александра Сергеевича Пушкина!
                                                                                     
                                                                                      Всеволод Глущенко


                           1.     
                                                       
                            2.   

   3.     

   4.

   5.
В конце предыдущего раздела я поведал о том, что искусство есть высшая степень творчества.  Но здесь надо понимать, что  у понятия «искусство» это значение  - не единственное, а лишь одно из нескольких. В частности, когда мы говорим «деятели искусства», мы имеем в виду лишь работников этой обширной сферы, совсем не подразумевая того, что они достигли высших творческих ступеней.
То же самое я бы сказал и о слове «художник». В одном случае это обозначает просто работу.  Человек  выучился профессии (раньше даже говорили «ремеслу»), владеет мастерством, он получил соответствующий диплом, и выполняет госзаказы (или заказы частных организаций и лиц): вырезает барельефы, складывает по эскизам мозаику, пишет полотна на заданные темы. Без сомнения, творчество присутствует и здесь, но, в любом случае, тут художник прежде всего  «профессиональный исполнитель художественных произведений», он во многом ограничен темой, временем, материалами, размерами  и прочими рамками.
Иной случай – «художник»  в значении «творец». И даже не обязательно этот человек действует при помощи карандашей, кистей и красок. И вообще он даже может руками ничего заметного не создавать… Потому что он – художник слова…
Конечно, мастерство важно в любом деле.  Но в деле творческом, помимо мастерства, и выше мастерства, должна быть творческая искра. Без этой искры произведение так навсегда и останется искусной поделкой – искусственным произведением, а отнюдь не произведением искусства…
Боюсь, что этого не понимают даже некоторые искусствоведы. Для тех же, кто в состоянии уразуметь, скажу другими словами – у произведения должна быть душа, и оно должно жить своей жизнью.
Конечно, я приведу примеры из живописи. И перед тем, как их привести, и подробно поговорить о них, я хотел бы подчеркнуть следующее: 1). Живопись, как искусство, не стремится копировать реальность, а лишь выражает через неё  то, что считает нужным сказать творец; 2). Творчество, и даже очень талантливое, может существовать и вовсе без мастерства, но без него оно сильно уступает творчеству, вооружённому знаниями; 3). Живопись за свою историю прошла через многие этапы развития - так называемые «большие стили», включая и «социалистический реализм».  В наше  время, то есть в 21-м веке, «большие стили», как приметы своих эпох, уже перестали существовать, и  каждый художник, опираясь на опыт предшественников, творит по-своему, иными словами, «каждый художник – это свой стиль».
Теперь рассмотрим некоторые примеры. Рисунок ребёнка (1). Здесь  - одно сплошное творчество! Семья из четырёх человек, видимо, выбралась куда-то вместе погулять в выходной или  в праздник. На лицах у них – улыбки, в руках у них шарики, которые они вот-вот отпустят, и те улетят. Что касается мастерства, то у изображённых слишком короткие ручки, и слишком ровные ножки, и узенькие плечики (у папы). Но, кстати, здесь неплохая композиция – фигуры размещены равномерно, ритмично, заполняя всё пространство  работы, цветы между ними тоже поддерживают этот ритм. Наверху тоже нет пустоты, а есть облачка и солнышко. Для пятилетнего ребёнка это, между прочим, просто шедевр!
Итак, мы здесь видим творческую, искреннюю работу (настроение, радость жизни) с элементами мастерства. Поглядим теперь, как выиграет творческая работа от наличия профессиональных навыков. И выиграет ли? На время мы, думаю, забудем  о наших личных предпочтениях.
Жаль,  мне не удалось найти записей об авторе (2). Но, думаю, здесь очевидно то, что от наличия определённого мастерства творчество лишь выигрывает.
Вот и ещё одна картина – «Ленинградская весна», автор Илья Глазунов (3). Сколько счастья в этой доброй бабушке, вышедшей наконец из своей сырой и тёмной квартирки под солнечные лучи! Позади у неё, очевидно, немало горестей: блокада, а возможно, и потеря близких, но играющая рядом внучка не даёт унывать, и жизнь старушки имеет смысл! С большим мастерством тогдашний студент Академии Художеств Илья Глазунов пишет окна дома, за спиной же у доброй бабушки окошек нет, иначе её изображение потерялось бы на их фоне. Здесь соблюдён и ритм фигур вкупе с молодым деревцем, и ритмы окон, а главный персонаж самый тёмный, опять же – чтобы не «потерялся». Всё «играет на руку» правильному восприятию сюжета. Молоденькое деревце здесь тоже появилось не случайно, оно ненавязчиво напоминает зрителю о заре новой, послевоенной жизни. А заодно и создаёт ритм с фигурами людей. Вот вам и творчество, и мастерство академиста!
Интересующиеся могут спросить: а где же у живописи душа? В чём она выражается? Думаю, что для художника важно в своём произведении выразить свою душу. А что ещё надо творцу, если в созданном творении он исподволь покажет себя? Вот этот вопрос, думаю,  и следует  себе задавать, подходя к очередному живописному произведению: а выразил ли он себя? А вторым, и заключительным, вопросом, полагаю, будет такой: а есть ли здесь искусство?
   Ну и напоследок – то, что не требует комментариев (4).
Сандро Боттичелли – «Рождение Венеры» (1485 год). Вот вам душа художника!

                                                                                         Всеволод Глущенко

О ЖИВОПИСИ

 Начиная этот разговор, я хотел бы определиться с понятиями. Что такое живопись? Как я понимаю, это изображение красками, но не любыми, а лишь некоторыми из них – темперой, акрилом, и, конечно же, масляной… Акварель же относится к графике. А вышеперечисленные краски отличаются от акварели тем, что обладают хорошей кроющей способностью, то есть через них не просвечивает бумага, а также они  создают мазок, то есть объёмный слой краски. Мазки могут быть произвольной формы, разной толщины, шершавые, гладкие, длинные, короткие и всякие иные, как пожелает художник.
  Можно работать и без мазков – лессировками, то есть разбавленной жидко краской, накладывая её, подобно акварели,  слой на слой, которые слегка просвечивают друг через друга, создавая новые оттенки цвета, часто неожиданные для художника.
  Самое главное в живописи – цвет. Он создаётся из красок. То есть краски сами по себе представляют лишь материал, из которого «делаются» цвета с их соотношениями между собой. Нарисовали предмет кончиком кисти, и раскрасили его одной краской  - это,  в лучшем случае, плакатное творчество (1). Живопись же есть богатство оттенков. Бывает, что и предмета толком нет, как у Пикассо (2), а живопись есть, потому что есть цвета, их оттенки и взаимодействие. Одни цвета, лежащие рядом с другими, подчёркивают их, другие же, напротив, нивелируют. Все художники имеют понятие о «цветовом круге» (3), знают его на память, и, естественно, учитывают  в работе.
Далее – колорит. Колорит - сочетание, соотношение красок, цветов, создающее определенное единство картины, цветной гравюры, фрески.
  «Есть колорит – есть художник, нет колорита  - нет художника» (Василий Суриков).
  Художник-живописец  эти соотношения чувствует. Говорят, что  графическая линия - умная, а цвет – эмоциональный. То есть живописцы, в отличие от графиков, видимо, более эмоциональны.
  Вот картина с продуманным колоритом -  «Анжелюс» (молитва) Жана-Франсуа Милле,  1859 г. (4) Здесь коричневая гамма объединяет композицию, что  в целом  характерно для вышеупомянутого художника.
   Правильному восприятию картины служит также её композиция, придающая произведению единство и цельность. Композиция важна не только в живописи, но и везде, где строится изображение на плоскости.
  Некоторые деятели искусства считают, что никаких особых  дарований в природе не существует (буквально на днях прочитал об этой версии), и всего можно добиться обучением и тренировкой, но лично я придерживаюсь версии, что художниками рождаются, подобно тому, как рождаются композиторами или актёрами. То есть существует  природная предрасположенность, обострённое чувство прекрасного и пр. Образование даёт лишь огранку этому «алмазу», делая из него «бриллиант». Сам я получил небольшое художественное образование, а затем, после армии, занимался самостоятельно, то есть учился понемногу у всех, и у природы в том числе.
  В общем, где дело касается искусства, во-первых, нужен особый дар, а во-вторых, можно учиться  у других, и не получая диплома, как Винсент Ван Гог или Поль Гоген, а также многие другие. Но учиться обязательно, и главное, чтобы учителя были хорошими! А сейчас и Интернет в этом является хорошим помощником.
  Если тянет рисовать, значит, есть природные способности, и не стоит «зарывать их в землю», чтобы когда-то потом не пожалеть. Иное дело, что некоторые ставят способности на службу кошельку. Объясню: продавать, то, что ты создал, неплохо, но специально создавать с целью продажи – предосудительно. Кроме того, подобные «создатели» ещё и начинают угождать взыскательному клиенту. Здесь имеет место уже не творчество, а рыночный продукт. Настоящее же творчество свободно, а по большому счёту, творится Во Славу Божию.
  Кто-то хитро спросит: а Вы же сами иногда  продаёте? Отвечу им: да, продаю то, что уже создано мной, как готовый  предмет творчества, но никогда не буду ничего переделывать, например,  в угоду покупателю. Переделки делаются, лишь чтобы улучшить то, что есть, по своему почину, либо по совету специалистов в данном вопросе, и то, если я с ними соглашусь.
   Высшая ступень творчества – это искусство. Настоящий художник по отношению к своим работам это слово никогда не применит. Должны судить другие, и, прежде всего, специалисты - признанные мастера в своём деле. Если кто-то называет свои творения «искусством», то это «лакмусовая бумажка», говорящая о том, что перед вами – гордец, и бежать от такого надо. Настоящие творцы – скромнейшие люди, не склонные себя расхваливать, склонные к одиночеству, к размышлениям.  А с гордецами и выскочками мало кто из нас хочет иметь что-то общее. Пусть они в своём соку варятся, вместе с подобными им.
                                                                              Всеволод Глущенко



                                                                                         

Метки:

Уильям Крафт Брумфилд (1944 г. р.) — доктор философии, профессор славистики, историк русской архитектуры, фотограф, краевед Вологодской области, автор многих книг и статей (университет Тулейн, США). В своё время окончил университет Беркли (Калифорния).
Посещает СССР, а потом Россию, начиная с 1970 г.
Почётный член Российской академии художеств.
Лауреат премии им. Д.С. Лихачёва.
В общей сложности прожил в нашей стране 10 лет.
Коллекция У.К. Брумфилда насчитывает 12 500 чёрно-белых фотоснимков 8x10 и более 55 000 цифровых файлов, большинство из которых цветные (по материалам сети Интернет).

…На перрон вокзала «Ржев-2» не торопясь вышел довольно высокий, слегка сутулый, пожилой человек в очках. Вещей с собой у него было поразительно немного, всего пара сумок, учитывая и то, что много места занимал внушительный фотоаппарат. Видимо, учёный привык путешествовать налегке. Он вежливо поздоровался с нами и сразу же начал разговор о чём-то интересном из своей богатой событиями жизни, связанном с предыдущими поездками. Прибывший говорил по-русски лишь с небольшим акцентом. В этой беседе я узнал от него, что, например, латинский язык такой же сложный, как и русский, а у моей дочки, бывшей с нами, как выяснилось, имеется хорошее английское произношение. Немного постояв на остановке, мы взяли такси и поехали к нам домой.
Идея побывать в Ржеве возникла у профессора давно. И дело не только в том, что в той войне участвовал его отец. Привлекал его и сам наш город. Зная его по фотографиям С.М. Прокудина-Горского из Библиотеки Конгресса США, учёный стремился сравнить то, что было, с тем, что сохранилось. И вот, в начале августа 2016 года, в одну из суббот, исследователь наконец ступил на ржевскую землю.
На следующий день, взяв Игоря Рослякова — известного в городе художника и краеведа, служившего когда-то со мной в одной дивизии, а теперь послужившего нам гидом, и заправив его «Москвич», мы — наш гость, я и мои двое детей: 19-летний Александр и 11-летняя Ярослава, двинулись в путь. Погода нам во всём благоприятствовала: светило приветливое летнее солнышко, а дождя не ожидалось. Профессора, сидевшего на переднем сиденье, по-видимому, интересовало всё. Он живо реагировал на всякие интересные подробности окружающего, а Игорь Росляков, в прошлом поисковик, досконально знающий город и район, довольно бойко вёл с ним интереснейшую беседу. В таких ситуациях подчас жалеешь, что нет с собой диктофона.
Прежде всего мы осмотрели Обелиск и Стелу Воинской Славы на Советской площади, обойдя при этом всю площадь пешком. Затем мы выдвинулись на Смоленское кладбище, где есть неплохо сохранившийся храм. Его Брумфилд фотографировал с разных ракурсов. После этого мы посетили музей в Хорошево (там нам устроили экскурсию), Краеведческий музей и Вознесенский собор. Также учёного попутно заинтересовало несколько других зданий: неоготическая постройка на Ленинградском шоссе, остатки церкви Варвары Великомученицы на Садовой, частично сохранившаяся колокольня старообрядческого храма на Смольной, а также в прошлом прекрасный, а ныне заброшенный особняк на Партизанской. Про каждый объект профессор нам подробно рассказывал, когда и в каком стиле тот построен. Около особняка на Партизанской в наш разговор вступили и местные жители, дополнившие уже известное нам новыми сведениями.
К концу этого дня мы все были под впечатлением, хотя и слегка устали, но учёный, видимо, был неутомим. Отпустив нашего гида, мы вернулись к нам домой на «мебельный» и поужинали блинами, которые с любовью приготовила моя жена Оля. А после ужина гость вдруг изъявил желание побывать и на мемориальном советско-немецком кладбище, куда мы вскоре и отправились, теперь уже на маршрутке. Там Брумфилд тоже много фотографировал, но, правда, был теперь молчалив и задумчив. Вечером он долго работал в отведённой ему комнате на ноутбуке.
На следующее утро, в воскресенье, позавтракав, мы выехали пораньше, часов в 10, правда, на этот раз без детей (они отправились к бабушке).
Сначала мы заскочили в гарнизон, где Игорь с гордостью представил профессору свою художественную мастерскую со множеством интересных работ, а потом наш путь лежал в Ржевский район, в направлении Клешнево. Погода снова нас баловала. Игорь, как водится, включил рок, и мы «полетели». «Аэросмит?» — понимающе спросил у него Брумфилд. «Нет, что вы! «Аэросмит» — глэм-рок!» — отозвался Росляков, — «это «Слэйер»!» Профессор одобрительно кивнул.
Вскоре, переправившись через две речки — Бойню и Городню (одну переехали по мостику, а вторую — вброд), мы стали не без труда подниматься на внушительный холм. Когда же в конце концов вскарабкались на него, Игорь сказал, что обычно сюда заезжают только на внедорожниках, а не на «Москвичах». Здесь нам открылся вид на огромный собор, одиноко стоящий среди деревьев — русско-византийский, с прекрасно сохранившейся колокольней. На стенах собора снаружи остались следы от попаданий снарядов, а на колокольне кое-где имеются надписи: «Сапёр», «Минёр» и другие. Здесь мы задержались надолго: Брумфилд всё с интересом осматривал и снимал.
Покинув это примечательное место, мы вернулись в Ржев и выехали на Старицкое направление, а потом свернули на второстепенную дорогу, проезжая по которой, видели уцелевшую стену храма около Маслова, а потом проехали дальше с целью отыскать и посмотреть храм, известный под названием «Шутовский». Километрах в двух от него нам пришлось выйти из машины и дальше идти пешком по дороге между деревьями. Возможно, когда-то эта дорога шла посреди поля, но потом влажные канавы по её сторонам сделали своё дело и дали жизнь молодой поросли, и теперь грунтовка вся в чаще деревьев. Некоторые из них повалились, да и колеи на дороге глубокие — в общем, не дорога, а «полоса препятствий», и «внедорожник» Игоря там бы неминуемо застрял.
Невзирая на все перечисленные нюансы, профессор уверенно шагал рядом с нами и даже умудрялся по пути беседовать со мной о правильном произношении некоторых английских слов и названий некоторых штатов.
«Шутовский» храм — с прекрасно сохранившимся сводом — вскоре открылся перед нами в очередной группе деревьев. Небольшие колонны, лепнина — всё это выглядит полуразрушенным, как и боковые помещения, но основная часть этого мощного здания в стиле барокко цела, хотя строению уже намного больше двухсот лет. Кстати, заглянув потом, по совету нашего профессора, на сайт «Соборы.ру», я с удивлением открыл для себя, что из нескольких десятков храмов Ржевского района есть даже один постройки XVII века!
Вернувшись к машине, я предполагал, что теперь мы уже вернёмся в Ржев. Но подошедший чуть позже учёный неожиданно предложил Рослякову отвезти нас в Зубцов. Было ещё довольно рано, и Игорь не стал возражать. В дороге между знатоками истории вновь завязалась активная и поучительная для меня беседа, теперь уже о последней войне. В представшем перед нами Зубцове не сразу удалось найти нужный храм, и один раз даже пришлось спросить дорогу, но потом мы всё-таки его разыскали. И не пожалели. Вновь отреставрированный Успенский собор города Зубцова, весь его прекрасный интерьер надо видеть своими глазами. Несмотря на то, что храм в это время не работал, для нас его открыл приветливый дежурный, живущий рядом, и мы всё подробно осмотрели.
Вечером, снова усердно поработав на ноутбуке и готовясь к отъезду на ночном поезде в Москву, наш гость, случайно увидев по телевизору какую-то смутившую его новость, произнёс: «Мир сошёл с ума. Хорошо только в России».
Подводя итог, выскажу своё мнение. Искусство, по моему внутреннему убеждению, — это то, что находится вне времени и вне политики. И так будет всегда. Изучающих его энтузиастов из других стран, подобных профессору Уильяму Брумфилду, мало. Хорошо, что они вообще есть. Кстати говоря, известному учёному нередко у себя на родине приходится сталкиваться с непониманием коллег. Но мужеству его нет предела. И он продолжает нести правду о нашей Родине, о её великой истории всему миру…
Теперь о результатах той своей поездки в Ржев профессор Уильям Брумфилд готовит новую книгу.

Всеволод Глущенко (фото автора и из источников в интернете)








Latest Month

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars